07 Дек 2021, 17:14
My-Art Художественная галерея.
Галерея картин Блог Книги Статьи ГлавнаяРегистрацияВидео Фотогалерея
Приветствую Вас, Гость · RSS
 
Меню сайта
 
Новости
 
Страница 2
Надо сказать, что этот признак является почти единственным при использовании аксонометрии в качестве способа изображения трехмерных предметов. Действительно, другой признак - уменьшение размеров по мере удаления в глубь пространства - в аксонометрии неприменим, поскольку аксонометрия по определению не изменяет размеров при смещении в этом направлении (на рисунке передние, и задние ребра куба имеют один размер); здравый смысл подсказывает (в следующей главе это будет показано строго), что аксонометрия как метод изображения применима лишь для неглубоких пространств, и, следовательно, эффекты типа воздушной перспективы использованы быть не могут. Что касается наложения теней, то этот признак глубины уместен и при аксонометрическом изображении, однако носит подчиненный характер (сначала надо получить изображения типа b13-5Б или b13-5В, а потом накладывать тени; наложение теней на прозрачный куб 14А бессмысленно).
В рассмотренных примерах шла речь о подсознательном включении в процесс восприятия- некоторого признака глубины. Однако, если проанализировать этот процесс более внимательно, нетрудно увидеть здесь, и роль сознания. Выше при разборе восприятия куба было указано, что изображен именно куб, т. е. была внесена некоторая определенность (через сознание, а не подсознание), и оставалось лишь уточнить вопрос о том, какая из двух граней, изображенных квадратами, является передней. Именно это и произошло подсознательно при простом взгляде на b13-5Б и b13-5В. Если бы изображения не были бы определены как изображения куба, а были определены как изображения пустого ящика, повернутого к зрителю открытой стороной, то, интерпретируя этот ящик как пустую комнату, можно было бы утверждать, что 14Б изображает верхний правый, а b13-5В - нижний левый угол комнаты. Следовательно, зрительное восприятие находится не только под контролем подсознания, но и сознания. Более того, если, глядя на b13-5БА внушить себе, какой именно предмет там изображен, то, не обращаясь к нижним рисункам, можно легко заставить себя видеть просто плоский узор (например, узор на плитке для пола), куб или пустой ящик, каждый в двух положениях.
Неудивительно поэтому, что при изучении психологии зрительного восприятия было выдвинуто положение о том, что, "расшифровывая” некоторый сетчаточный образ, наше сознание перебирает всевозможные варианты его истолкования и, как правило, выбирает наиболее часто встречавшийся в предшествующем жизненном опыте или внушенный тренировкой, обучением. Факт этот известен уже давно, еще Гельмгольц писал около 100 лет назад, что "факты... показывают глубочайшее влияние опыта, тренировки, привычки на наше восприятие”.
Для выбора одного из возможных вариантов истолкования сетчаточного образа, а следовательно, и для уточнения геометрической (пространственной) характеристики видимого полезны не только признаки глубины, но и признаки, позволяющие узнать предмет. Чтобы пояснить сказанное, на рис. b13-6 показаны две схемы по типу b13-5В, однако теперь сразу ясна разница пространственных образов при геометрическом совпадении их структуры.
Здесь, конечно, сказывается жизненный опыт; жителем другой планеты эти два изображения не могли бы быть однозначно определены, поскольку ему неизвестны наши дома и наши игры.
Таким образом, при воссоздании трехмерного перцептивного пространства по сетчаточному образу важны:
1) признаки глубины;
2) представление о сущности изображенного предмета (его узнавание); 3) "установка” наблюдателя, сообщенная ему тренировкой, внушением” привычкой, личными интересами.
В реальной жизни действует совокупность разных признаков глубины (относительная важность которых изменяется в зависимости от конкретной ситуации), совокупность узнаваемых предметов, которые взаимно дополняют и уточняют общую картину, и, конечно, "установка” наблюдателя, являющаяся сложной совокупностью извлеченных из жизненного опыта и внушенных представлений. Надо сказать, что результат совместного действия все этих факторов настолько эффективен, что люди в своей повседневной жизни почти никогда не ошибаются; "обман зрения” - редчайшее исключение в практической деятельности человека. Положение заметно усложняется, если человек созерцает не предмет, а его изображение на картине, так как при этом ряд признаков противоречит изображенному (например, как уже говорилось, бинокулярные признаки глубины), и поэтому относительно более важную роль начинает играть группа факторов, которые перечислены в последнем пункте: тренировка, внушение, личный интерес.
Следует еще раз остановиться на механизмах константности формы и величины. Их биологическое значение в практической жизни очевидно и может не обсуждаться. Для художника вопросом первостепенной важности является, однако, иное - действуют ли эти механизмы константности и при созерцании картин? Ведь в последних многие признаки глубины не только не помогают, но даже мешают желательному восприятию картины. Ответ на поставленный вопрос надо считать положительным. Хотя и в ослабленном виде, оба эти механизма действуют и по отношению к изображениям предметов. Особенно важен механизм константности величины, поскольку он влияет не на отдельный предмет, а на всю структуру изображенного пространства. Чтобы проиллюстрировать его действие, на рис. b13-7 показано аксонометрическое изображение удлиненного параллелепипеда (балки, длинного здания и т. п.).
Задняя квадратная грань кажется больше передней, хотя на изображении они равны. Здесь сказался "обман” в системе восприятия зрителем изображения. Поскольку один из признаков глубины (более далекое заслонено ближним) указывает на значительную удаленность задней грани, мозг пытается подсознательно скомпенсировать связанное с этим уменьшение ее размеров на сетчатке. В аксонометрии уменьшения размеров не происходит, и поэтому такая компенсация не нужна, все же механизм константности величины несколько увеличивает воспринимаемую величину ребер задней грани, и параллелепипед кажется расширяющимся в глубину.
Из сказанного можно сделать два вывода:
1) в некоторых случаях механизмы константности могут исказить картину в нежелательном направлении;
2) при разумном учете эффектов, связанных с действием механизмов константности, восприятие картины может быть улучшено.
Последний вывод не следует из b13-7, однако он очевиден. Математические системы описания отображения зрительного пространства называются научными, поскольку основываются на одних и тех же закономерностях зрительного восприятия и математики. Для первой из названных систем необходимо уметь строить сетчаточный образ, он будет совпадать с центральной проекцией пространственных объектов на плоскость. Такие проекции легко получаются по правилам линейной перспективы, а соответствующая перспективная система называется линейной. (В математике термин "линейно” эквивалентен термину "прямолинейно”. В свое время он был применен, чтобы подчеркнуть получение изображения центральным проектированием прямыми линиями. Более четкое представление об этой системе дало бы развернутое наименование: "центральная прямая линейная перспектива”. Всюду, где это не вызывает недоразумений, будет употребляться общепринятое сокращенное наименование "линейная перспектива”. Очевидно, этот вид перспективы совпадает с той, которая уже столетия преподается во всех художественных учебных заведениях и обычно называется просто перспективной или, что как бы отмечает исключительность, "научной перспективой”. Представление об исключительности линейной перспективы, конечно, неверно, поскольку второй тип перспективы не менее эффективен и не менее научен. Систему перспективы, соответствующую второму из рассмотренных способов изображения про пространств, назовем перцептивной. Это очевидным образом связано с тем, что в ней геометрия перцептивного пространства передается непосредственно.
Ниже нередко встретится понятие аксонометрии (параллельной перспективы). Аксонометрией будем называть систему построения перспективы, при котором сохраняется свойство параллельности прямых линий. Аксонометрия является частным случаем как линейной, так и перцептивной систем перспективы. Общеизвестно, что при передаче небольших и одновренно сильно удаленных объектов (теоретически - бесконечно удаленных) в системе линейной перспективы их можно изображать по правилам аксонометрии. Проявляясь в системе линейной перспективы при изображений очень далеких планов, аксонометрия именно по указанной причине той системе особой роли не играет. В системе перцептивной перспективы логичные аксонометрические построения справедливы для далеких планов, но, помимо того, и при изображении близкого пространства (будет показано ниже). В силу сказанного она играет весьма важную роль в теории темы перцептивной перспективы. Естественно зрительное восприятие дважды становится точно аксонометрическим, и, кроме того, оно более аксонометрично, чем линейная перспектива всюду.
Система линейной перспективы общеизвестна, ограничимся здесь самой краткой констатацией ее геометрических свойств. В основе этой системы стоит метод центрального проектирования из некоторой неподвижной точки (в ней мыслится расположенным глаз смотрящего) на плоскость, перпендикулярную главному лучу зрения. Таким образом, в основе линейной перспективы лежит монокулярность и неподвижность точки зрения. Поскольку эта же схема построения изображения характерна для фотоаппарата и других аналогичных устройств, постольку линейную перспективу с полным основанием можно назвать также оптической или фотографической. Законы построения изображения в подобной системе перспективы элементарны. Напомним лишь, что она обладает рядом простых геометрических свойств: прямые объективного пространства изображаются на картине прямыми же линиями; группа лежащих в объективном пространстве горизонтальных параллельных прямых изображается прямыми, имеющими одну общую точку схода на линии горизонта; размеры изображаемых предметов уменьшаются по мере увеличения глубины пространства в простой пропорциональной зависимости и т. п.
Известные недостатки системы линейной перспективы вызвали к жизни целый ряд ее "улучшенных” модификаций, позволяющих увеличить угол зрения и т. д. Однако все эти модификации сводятся к проектированию тем или иным образом точек объективного пространства на некоторую поверхность. По сути все эти разновидности однотипны, и для достаточно малых углов все совпадают с обычной системой линейной перспективы. Поэтому ниже будем говорить лишь о последней, как представительнице всех однотипных систем.
Как уже не раз подчеркивалось, человек не видит образовавшейся на сетчатке его глаза оптической проекции внешнего пространства.Поэтому изображение, построенное по строгим правилам линейной перспективы, само по себе может вовсе не соответствовать зрительному восприятию. Как говорилось выше, это соответствие возникло бы, если бы при созерцании картины в системе зрительного восприятия человека подсознательно происходили бы некоторые процессы, эквивалентные действию механизмов константности, возбуждаемых при созерцании внешнего объективного пространства. В результате действия этих подсознательных процессов сетчаточный образ как бы "растягивается” в нужных областях и в нужных направлениях.
Растяжения могут быть двух видов - равномерные и неравномерные.
Первые, увеличивающие размеры, но не изменяющие геометрической формы фигур, характерныдля далеких областей пространства, а вторые, при которых почти не происходит изменения размеров, но резко трансформируется форма фигур, характерны для близких областей пространства.
Система перцептивной перспективы связана с непосредственной передачей на картине геометрических свойств перцептивного пространства. Поскольку перцептивное пространство строится всей совокупностью процессов, связанных со зрительным восприятием, то в рассматриваемой системе пер- спективных построений можно и следует учесть и сильные искажения форм сетчаточного образа для близких областей пространства, и сильные "равно- мерные растяжения” для далеких его областей.
Чтобы как-то систематизировать изучение свойств обсуждаемого способа построения перспективного изображения, рассмотрим сначала его частный вид, когда сохраняется предположение о монокулярности и не учитывается действие механизма константности формы. Если, основываясь на экспериментах по психологии зрительного восприятия, представить действие механизма константности величины в виде соответствующих математических уравнений, то появляется возможность изобразить не только сетчаточный образ (ему соответствует линейная перспектива), но и построить изображение, которое возникает после подсознательной переработки сетчаточного образа мозгом (перцептивная перспектива).
Приведем схематическое изображение горизонтальной поверхности (для наглядности как бы покрытой квадратными плитами) в обеих системах (Рис. b13-08}.
На левом рисунке показано горизонтальное поле с горами на горизонте, причем условное изображение поверхности земли и гор делится на две области - центральную, которая дана сплошными линиями, и боковые, показанные пунктиром и без "шахматного” выделения отдельных плит. Это разделение двух типов изображения пространства связано со следующим обстоятельством. Сетчатка человеческого глаза не является однородной. Центральная (главная) ее часть дает высокую четкость восприятия.
Ей соответствует сравнительно небольшой угол зрения, размеры которого зависят от того, что считать "четким зрением”, в то время как большое периферийное поле зрения дает весьма нечеткое изображение, позволяющее "чувствовать” обобщенно контуры предметов объективного пространства, но не разглядывать их. Условно на рис. b13-8 область, соответствующая углу четкого зрения, дана сплошными линиями, в то время как область периферийного зрения - пунктиром (вторая область показана не целиком, а лишь частично). На правом рисунке видим тот же сюжет, но в системе перцептивной перспективы. Сравнение двух изображений позволяет указать на ряд особенностей перцептивной, перспективы. Обратимся сначала к сравнению тех областей, которые соответствуют углу четкого зрения, т. е. переданы сплошными линиями. Если сравнить дальние участки (прилегающие к горам и сами горы), то, как и можно было ожидать, разница между системами линейной и перцептивной перспектив сводится к заметному увеличению размеров в последней с сохранением геометрического подобия. Следует однако сразу обратить внимание на то, что это увеличение не распространяется всю плоскость изображения, ведь у основания картинных плоскостей (здесь предполагается, что нижний обрез картины совпадает с основанием картинной плоскости) ширина квадратных плит у обеих картин одинакова и исходный масштаб для близких областей пространства у обоих изображен одинаков.
Этим обстоятельством объясняются трудности художественной фотографии в горах. Когда альпинист фотографирует своего товарища на фоне могучих гор, то после проявления пленки видит его на фоне невыразительно скромных возвышенностей. Все дело в том, что живое зрительное восприятие альпиниста "растянуло” дальние планы (горы), а фотоаппарат самым точным образом передал лишь сетчаточный образ без каких-либо трансформаций. Неодинаковость "растяжений” передних и глубоких планов приводит, помимо сказанного, к тому, что прямым объективного пространства в системе перцептивной перспективы могут соответствовать кривые линии.
Наиболее интересным является сравнение изображения близких областей пространства в обеих системах перспективы. Для системы линейной перспективы характерно изображение близких областей по тем же правилам, что и далеких, об этом свидетельствует тот факт, что и близким и далеким участкам границ дорожек соответствует одна и та же точка схода на линии горизонта. Совсем другой характер имеет изображение близкого пространства в (системе перцептивной перспективы, так как изображение стало аксонометрическим; границы изображений квадратных плит показаны двумя парами параллельных прямых, т. е. параллельные объективного пространства, переданы параллельными же и на картине. Таким образом, аксонометрия (параллельная перспектива) оказывается, как уже говорилось, частным случаем перцептивной для очень близких областей пространства. Именно потому, что аксонометрия связана с естественном зрительным восприятием ближнего окружения человека, она играет в творчестве художников, передающих близкое пространство, весьма важную роль. Общеизвестная аксонометричность далеких планов в системе линейной перспективы представляет, с точки зрения изобразительного искусства, ограниченный интерес и проявляете например, тогда, когда изображаются небольшие строения, расположенные на дальних планах. Иногда этот свойственный линейной перспективе переход к аксонометричности вспоминают для объяснения подобных изображений на переднем плане и утверждают, художник для передачи геометрических форм предметов как бы переносит себя мысленно "в бесконечность” Но такое объяснение будет надуманным и формальным, ибо ни один здравомыслящий человек не станет для передачи облика небольшого предмета убегать на значительное расстояние от него, скорее он подойдет поближе.
Удивительно, что при изображении больших зданий и ансамблей, занимащих все поле зрения, обычно пользуются линейной перспективой, а для изображения архитектурных деталей (т. е. рассматриваемых с близкого расстояния предметов) всегда предпочитают аксонометрию. Это не только проще в исполнении, но и вернее, т. е. ближе к зрительному восприятию. Столь же естественно и обычное появление аксонометрии во всех тех. случаях, когда человек передает свое зрительное восприятие ближнего пространства непосредственно. Это характерно не только для детского рисунка, но и для многих художественных культур Запада и Востока.
На правом изображении рис. b13-8 область, соответствующая углу четкого зрения, показана расходящейся в глубину, что связано с эффектом "растяжения” частей сетчаточного образа, соответствующих удаленным областям пространства. Не следует думать, что это результат некоторой математической абстракции и что он не имеет непосредственного отношения к живому зрительному восприятию. Если опустить голову и внимательно посмотреть на землю у ног, мысленно зафиксировав область четкого зрения, а затем, подняв голову, посмотреть на горизонт, то возникнет ощущение расширения угловой меры области четкого зрения, хотя на самом деле этот угол останется неизменным. Трансформации сетчаточного образа, в результате которых левое изображение рис. b13-8 приобрело вид, показанный на правой схеме, связаны с действием механизмов константности величины; Известно, однако, что трансформациям указанными механизмами подвергается лишь область четкого зрения. Периферические области сетчаточного образа подвергаются лишь простейшей трансформации, объясняемой "подравниванием масштабов” областей четкого и нечеткого зрения и сохранением непрерывности изображения. В этой связи область нечеткого зрения характеризуется пространственными построениями, близкими к сетчаточному образу, т. е. близкими к линейной перспективе. В самых общих чертах это и показано пунктирными линиями на правой схеме рис. b13-8.
В заключение следует упомянуть, что фактически человек не способен охватить четким зрением всей показанной на рис. b13-8 сплошными линиями области пространства. Чтобы увидеть пространство от близких областей до горизонта, следует примерно трижды изменить направление взора, постепенно подымая голову. Условное разделение на области четкого и нечеткого зрения дано на схеме лишь в горизонтальном и не дано в вертикальном нап- равлении. Фактически человек будет видеть четко либо одну-две нижние полосы черно-белых плит, либо области горизонта и плиты, лежащие выше горизонтальной полосы, в которой нет разделения на белые и черные плиты, либо промежуточную область. Нелишне заметить, что искривление линий, ведущих к точке схода на горизонте, не будет бросаться в глаза, поскольку в каждой из этих трех областей, рассматриваемых отдельно, обсуждаемое искривление не очень велико. Поэтому схема, приведенная на рисунке, не является примером "правильного” изображения, а всего лишь поводом для рассуждений о характере зрительного восприятия человека.
Столь сильное различие зрительного впечатления от изображений, показанных схематично в двух системах перспективы, говорит в частности, о том, что система линейной перспективы не может полностью удовлетворить художника. Выдающиеся мастера изобразительного искусства, прекрасно чувствуя недостаточное соответствие изображений, построенных в системе линейной перспективы, зрительному восприятию пространства, "подправляли” ее вкраплением элементов системы перцептивной перспективы. Анализ рисунков Брюллова, Поленова, Верещагина, Репина, Серова и других художников, произведенный М. Ф. Федоровым, показал, что наиболее, типичные отклонения от строгих правил линейной перспективы, свойственные им, можно свести к трем: плавное искривление линий, в натуре являющихся прямыми, преувеличение размеров предметов на дальнем плане и несколько разных точек схода для объективно параллельных прямых. Все эти отклонения от строгой линейной перспективы являются очевидным следствием стремления художников приблизиться к зрительному восприятию пространства на основе типичных особенностей перцептивной перспективы.
Хотя упомянутые выше художники и. допускали понятные с точки зрения теории перцептивной перспективы отклонения от строгой системы линейной перспективы, они твердо держались последней как основы изображения протяженных в глубину пространств.
Для дальних частей пространства линейная и перцептивная перспективы практически совпадают; это видно на рис. b13-8 и следует из приводившихся выше свойств процесса переработки сетчаточного образа в системе зрительного восприятия, когда изображение дальних областей пространства подвергается равномерному "растяжению” с сохранением геометрического подобия.

Вывод.
Вывод лаконичен. Портрет строится в аксонометрии, а не в перспективе, как предлагал А. Дюрер еще 500 лет назад.
Оглушительность этого вывода будет ясна для тех, кто в школе, училище и в институте потратил бездну времени на освоение перспективных построений.
Более того, автору этой статьи-сборника известно, что на вступительных экзаменах абитуриенту могут предложить изобразить коротконогую модель. Естественно после "обработки модели перспективой" получается урод на ножках тумбочках и заслуженный неуд.
С другой стороны, читателю ясно, какой требуется труд и на каком уровне, чтобы полу - тысячелетнее теоретизирование направить в русло практики. В следующих статьях автор, используя эти результаты, непосредственно расскажет о методике построения по-грудного и ростового портретов.
Думаю, любознательные студенты зададут своим педагогам наводящие вопросы.
Ну, а по опыту, при работе с коммерческими портретами основой построения являются сетки построенные на золотых сечениях. Естественно, совмещение перспективных построений и гармонизирующих сеток окончательно запутают художника. А при использовании аксонометрии все становится технологически приемлемым.


Copyright MyCorp © 2021
Поиск
Друзья сайта
Календарь
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Конструктор сайтов - uCoz